КРАЖА, РАЗБОЙНОЕ НАПАДЕНИЕ

Несмотря на различия в правовой оценке этих видов преступлений, в основе их лежит единая цель — завла­деть материальными ценностями, не принадлежащими пре­ступнику. Поэтому методика составления полиграфных оп-росников едина. При расследовании разбойного нападе­ния добавляются лишь тесты на способы угрозы жизни пострадавшему. Из квартиры могут быть похищены цен­ности, деньги, электронно-бытовые приборы, как в отсут­ствие хозяина, так и в его присутствии, при угрозе жизни с помощью пистолета или автомата. В последнем случае можно получить описание одежды преступника, его вне­шние признаки, т. е. все то, что может видеть и слышать пострадавший, включая и способы угрозы. Определение степени осведомленности подозреваемого в деталях пре­ступления, связанных с потерей материальных ценностей пострадавшим, методически будет единым. Тесты — на выявление знания у подозреваемых, например, суммы денег, места нахождения их, в каких купюрах они были или в чем были завернуты и т. п.



КРАЖИ

Использование полиграфа для расследования краж вписывается в общие закономерности раскрытия преступ­лений. В видоизмененной форме присутствуют все три направления при составлении опросников. Место, время и способ проникновения, что было похищено и где оно лежало? Особенности отхода преступников (как и когда уходил, в чем выносил и т. п.). При составлении тестов по кражам и хищениям необходимо помнить, что тесты на время, как правило, информативны. Преступник заранее готовился к совершению преступления, а следовательно,


изучал все факторы, способные отрицательно повлиять на планируемое преступление. Неожиданная встреча с по­тенциальными свидетелями в зоне совершения преступ­ления может оказаться для него роковой. При предвари­тельной проработке места кражи преступник пытается выяснить все до мелочей: наличие сигнализации и время ухода на работу жильцов, их прихода, время нахождения ребенка в школе и т. д. Все эти моменты могут быть зало­жены в тесты полиграфных проверок для определения причастности подозреваемого к совершению кражи.

Бывает, что кражи совершаются и без предваритель­ной проработки объекта и по своей методике удивляют не только пострадавших, но и правоохранительные орга­ны. Так, в одном из регионов в начале 80-х годов, двумя преступниками было совершено 180 квартирных краж и если бы не изучай, пострадавших было бы значительно больше. Мужчина в возрасте 31 года со своей сожитель­ницей осуществляли кражи без предварительной прора­ботки «обреченной» квартиры. В конце 70-х и в начале 80-х годов одним из признаков благополучия и престижа были обитые дерматином наружные двери. Стоимость их была относительна высока и позволить иметь их мог толь­ко человек, имеющий определенный материальный уро­вень. Эти двери и являлись своеобразной «наводкой» для преступников. Техника совершения преступлений была не только оригинальна, но и предельна проста. Преступ­ники, приехав в незнакомый город, выбирали престиж­ный район. Войдя в дом, находили квартиры с оббитой дверью, далее звонили. Если в квартире кто-нибудь был, то спрашивали: «Здесь живет ... ?», на ответ «нет» они из­винялись и уходили. Если в квартире никого не было — с помощью отмычек вскрывали квартиру и далее соверша­лось то «нестандартное», что вводило в заблуждение как хозяев квартиры, так и милицию. Если они находили боль­шую сумму денег, то забирали не все, а оставляли часть на том месте, где они лежали. Если в гардеробе висело две шубы, то забирали более дешевую, оставляя доро­гую. После ухода в квартире оставляли тот же порядок, который был до их прихода. Вечером среди жильцов квар­тиры возникал приблизительно такой разговор: «Коля, ты брал деньги?» — «Нет, Маша» — «Как же нет, когда от суммы, которую мы приготовили для покупки автомо­биля, остались копейки».





Эти выяснения, с недоверием и упреками друг к дру­гу, продолжались несколько дней, пока, поняв, что их обо­крали, потерпевшие не шли в отделение милиции. При­близительно такая же беседа с полным недоверием к по­страдавшим была и в отделении милиции. Когда же ра­ботники милиции начинали верить в реальность преступ­ления, квартирные кражи данного типа в городе прекра­щались раз и навсегда. Эти двое преступников совершали кражи строго ограниченное время — 4—5 дней, не более. Такой период был выбран с учетом психологических осо­бенностей как пострадавших, так и работников милиции. После 4—5 дней «работы» преступники переезжали в дру­гой город, и все повторялось сначала. Более двух лет они безнаказанно совершали квартирные кражи, и, может быть, продолжали бы еще и еще, если бы мужчина не изменил своей сожительнице, а та в гневе не сдала его работникам милиции.

Этот пример оригинальной не «разрабатываемой пред­варительно» кражи в практике не одинок. Нередко кражи совершаются преступником, проходящим по улице и нео­жиданно увидевшим оставленное не закрытое окно в квар­тиру или форточку. Были случаи краж в многокомнатных квартирах: ее жильцы увлеченно смотрели в одной из ком­нат какую-нибудь полюбившуюся телепередачу, а из дру­гой преступники выносили ценные вещи. Но эти явления нетипичные и встречаются довольно редко.

При раскрытии краж большую информативность мо­гут нести предметы или материальные ценности, выне­сенные из квартиры. При составлении опросников на пред­меты необходимо учитывать, что возможны случаи, когда преступник выполнял заказ и не знает истинной ценнос­ти предмета. Например, торговцам краденного дается за­дание: с такой-то квартиры похитить столовый сервиз си­него цвета. Вор может не быть специалистом по антиква­риату и не знать, что данный сервиз изготовлен в Вене­ции в начале 17 века и представляет большую антиквар­ную ценность. Если при проведении полиграфных обсле­дований ставить вопросы:


5558210161883627.html
5558275570892970.html
    PR.RU™