Глава пятнадцатая. Череда звонков

Все та же неизменно полутемная комната с зеркальной стеной. Здесь было относительно тихо в сравнении с залом, полным людей, потому что музыка, звучащая в клубе, не проникала сквозь звуконепроницаемые стены. Правда, в отличие от других дней, тут находились не два молодых человека, а один, печально опустивший голову. С задумчивым видом он вертел мобильный телефон с большим сенсорным экраном, а в другой стакан виски со льдом, где и топил свои не самые радужные эмоции. Рядом на красивом, миниатюрном столике стояла на половину пустая бутылка и серебряная с сине-зелеными камнями пепельница, полная окурков. Поверх этой кучки лежала еще одна забытая и, наполовину истлевшая, сигарета. Только оранжево-красный уголек время от времени пытался напомнить ушедшему в прошлое парню о своем присутствии. Тот впрочем, этих жалких потуг не замечал, окончательно покинув эту реальность.

Сегодня, именно в этот день ему было жизненно необходимо с кем-то поговорить. Красивые, ухоженные руки с длинными музыкальными пальцами привычно набрали на сенсорном экране номер одного из самых лучших друзей. Пусть они сейчас общаются не так хорошо, как раньше, но парень прекрасно знал, что на этого человека можно положиться полностью.

— Да, — прозвучал приятный мужской голос спустя несколько гудков. — Здорово брат!

Давно не звонил. Ты что-то хочешь?

— Здорово. С чего ты взял, что я что-то хочу?

— Я уже привык, что в последнее время ты не звонишь просто так, — рассмеялся собеседник. — Так что ты хотел?

— У меня тут такой вопрос странный, — слегка замялся молодой человек, что для него было не совсем естественно.

— Чем смогу — помогу, ты же знаешь.

И он, правда, знал — этот человек всегда ему поможет и выслушает, если понадобится. Пусть они уже давно не общались по душам, но всегда оставались друзьями. Этого ничто не может изменить. Оба молодых человека это знали.

— Это… у тебя… как его? Мать вашу за ногу!

— Я чего-то не понял — ты грохнул кого-то и теперь просишь помощи, чтобы труп спрятать? — ехидно поинтересовался собеседник.

— Ха-ха-ха, — не весело рассмеялся молодой человек. — Тут немного другое.

— И что же это? Мы бы сэкономили больше времени, если бы ты прямо сказал, в чем дело.

— Слушай, а у тебя бывают такие моменты… — парень вновь замялся.

— Какие моменты? — подгонял друга молодой человек.

— Тебе когда-нибудь хотелось нежности? — выпалил молодой человек быстро собравшись с духом. Вообще спрашивать о таких вещах он не мог — на это были свои причины.

— Конечно, хотелось! — серьезно ответил голос из телефона. — Всем хочется — это естественно.

— И что ты делаешь в такие моменты?



— Ложусь под теплый бочок к своей девочке.


* * *

Каждый день у меня проходит, как правило, совершенно одинаково: скучно и неинтересно. Правда, из каждого правила бывают и исключения. В такие дни я не знаю, как себя вести: радоваться, или печалиться. Вроде бы какое-то разнообразие, а все равно что-то не так. Возможно, на подсознательном уровне страшно что-то поменять.

Сегодня, как и всегда, день начался с раннего подъема и сборов в университет. Когда я проснулась мамы уже не было дома. Я уже скучать начала — с этой работой вообще видеть ее перестала. Хотя, поругать меня у родительницы время находится. Вот, например, за наш поход в бар, мы с подругой получили хороший нагоняй. Ну и ругалась же мама, будь здоров! Где только слов таких нахваталась? Может, больные после операций выдают? Каждый по- разному от наркоза отходит.

Быстро собравшись, я выбежала на улицу. Стрелки на наручных часах говорили, что времени у меня еще полно, но Кариша просила прийти сегодня пораньше — чем-то похвастаться решила. Разочаровывать подругу я не хотела, поэтому и неслась сломя голову. Блин, даже книжку взять забыла! И чем мне теперь в метро от людей загораживаться, чтобы они в мое личное пространство не лезли?

Забежав в последний вагон только что подошедшего поезда (еле втиснулась!), я попыталась всунуть наушники в уши. Получалось это из рук вон плохо! Конечно, ведь килькам в банке и то места больше дают, чем людям в общественном транспорте. Может, Артем все-таки прав и не стоит кататься на автобусах, если есть собственное средство передвижения? Кажется, я начинаю его понимать. Да и как мне не понять, если мне за три минуты четыре раза на ногу наступили. Причем на одну! Вот же люди пошли — не знают, что такое разнообразие.

Маркина ждала меня около лавочек в парке около университета. Заметив ее внешний вид, я даже присвистнула! Она, что прогулять собирается сегодня? Скорее всего, потому что в таком виде на глаза преподавателей попадаться не стоит — выгонят же. Самая короткая из всех мини-юбок, которые только бывают, полусапожки на огромном, нет даже огромнейшем каблуке и высокой платформе.



— Ты куда так вырядилась? — вместо приветствия поинтересовалась я, еще раз оглядев девушку. — На парад фриков?

— Чего бы понимала! Жертва моды. — Обиделась девушка. — Между прочим, в этом сезоне такие сапожки очень модны!

— Да мне пусть все в такие переобуются, я бы такие ни за что не обула! Ужас какой-то. Прости, Карин, но может ваша знаменитая мода решила над вами модницами прикольнуться? Как по мне так не один нормальный человек такие туфли не купит.

— Чего бы понимала! — Еще сильнее обиделась Маркина. — У тебя-то одна обувь на все времена года! Зимние кроссовки, межсезонные и летние.

— У меня еще кеды есть, — буркнула я. Ну да, у меня несколько пар кроссовок есть. А что такого собственно? Очень удобно, между прочим!

— Ты настоящая пацанка, — покачала головой девушка, которая никак не может приучить меня одеваться женственно. Если это загадочное 'женственно' выглядит так, как сейчас одета Кариша, то я лучше до конца дней своих буду носить хламиду.

— А я с этим и не спорила никогда, — с гордостью сказала я, выставляя свою не


слишком шикарную грудь колесом. — Чего хотела-то?

— Да уже ничего, — Кариша поджала губы и махнула на меня рукой.

— Нормально, да? Я, значит, торопилась, как ненормальная, а она уже говорить ничего не хочет. Да я из-за тебя даже книжку забыла. Говори, давай быстро!

— Да я… — замялась подруга, — в общем, похвалиться хотела, а ты не успела подойти и уже все забраковала. Пошли в универ.

Я поплелась за подругой. Мне даже стыдно немного стало, но ведь я не виновата, что никогда не понимала ничего в таких вещах. Мне даже не понятна фраза 'последний писк моды'. Мне всегда казалась, что раз последний значит предсмертный. И вообще, какой идиот говорит, что это модно? На кол его посадить надо!

— Кариш, тебя в таком виде не пустят.

— Пустят, куда ж они денутся, — подмигнула мне подруга и продефилировала модельной походкой мимо охранника — уже в приличном возрасте мужчины. Он естественно, проводил мою подругу взглядом, как и большинство представителей мужского пола, находящихся в холле.

— Видала? А ты говорила — не пустят. Мужики любят красивых и хорошо одетых девушек. Ты вот, моя милая, красивая, но одеваешься ужасно. Помниться у нас спор был, и ты проиграла, а одеваешься по своему усмотрению.

— Сама виновата, — решила отбить я выпад. — Ты перестала за мной наблюдать, а сама я в шмотках не разбираюсь. Да и не хочу я так одеваться!

— Ладно-ладно, проехали. Не будем спорить. У каждого свои вкусы, но ты бы хоть ресницы накрасила.

Я смерила подругу злым взглядом, и она моментально замолчала, прекрасно понимая, на что я способна, когда меня доведут до ручки.

Привычно заняв места подальше от преподавательской кафедры, мы с девчонками начали сплетничать. Мы — девочки это любим до безумия. Да и лекция была не слишком интересная.

— Ань, а вы с Артемом больше не общаетесь? — поинтересовались у меня девчонки.

— А должны? — осторожно спросила сжимая руки в кулаки. Я ведь думала, что этот дурак хотя бы позвонит или напишет, чтобы извиниться за свое отвратительное поведение. Но он сволочь, видимо, всегда себя так ведет, поэтому и извиняться не считает нужным. Особенно перед девочкой на пару ночей. Кот же козел несчастный!

— Ну… просто, мы его сегодня с Мариной видели, — проговорила Светка-староста, опустив голову, словно ей было стыдно или это с ней Шмелева видели.

— Они стоят друг друга. Козел и коза, — вспомнилась мне, что когда я их видела их вместе — сразу вспомнила сказку о волке и семерых козлятах. Чтоб у этого козла их не меньше десятка родилось! Ох, какая я добрая сегодня, просто загляденье!

— Каренина! — Олежка ткнул меня ручкой между ребер. Больно, вообще-то!

— Чего тебе? — злобно зашептала я и потерла больное место.

— Вы со Шмелевым уже разбежались? — со смешком поинтересовался парень.

Видимо, не только девчонки его с Мариной сегодня видели.

— Гусь свинье не товарищ! — гордо выдала я, задирая нос кверху.

— Ну да, ну да, — призадумался парень, — не пара ты ему.

Я даже от наглости чуть не задохнулась. Это типа намек, что свинья я? А еще друг называется. Олег под моим грозным взглядом чуть-чуть поник и, попросив прощения, отсел


подальше и больше ко мне не лез. Вот и правильно!

Стоило нам с девочками вновь разболтаться, как мой телефон призывно завибрировал в кармане джинс. Ну и кто такой умный, чтобы во время лекций мне звонить. Но стоило только посмотреть на экран, как все сомнения насчет умственных способностей звонившего пропали. Мне звонил самый последний козел из всех козлов — Петя. Неужели он так и не собирается оставлять меня в покое? Он же своими глазами видел моего 'парня'. Или… он тоже Шмелева с Мариной видел? Да, нет! Быть такого не может. Поэтому все три его настойчивых звонка я с чистой совестью сбросила.

— Ты чего? — поинтересовалась Карина, пихая меня локтем в бок.

— А что я? — Что-то мне совсем не по себе стало. Если Петька не оставил надежды что мы будем вместе даже после встречи с моим лже-парнем, тогда я не знаю, как мне дальше быть. Ведь прекрасно понимаю, что с ним мне не справиться. Когда же Петя поймет, что я его больше не люблю? И в этом он сам виноват — он убил во мне все теплые чувства к нему.

— Можно выйти? — попросила я преподавателя, потому что прекрасно понимала, что этот гад не отстанет, пока я с ним не поговорю. Да и вечно его избегать не смогу, а только отсрочить разговор. Правда, эта отсрочка ничего не даст — он может приехать к университету, если сильно захочет поговорить, а он очень хочет исходя из частоты его звонков.

— Что у вас, Каренина, случилось? — скептически посмотрела на меня преподавательница, которая все время косо смотрела на нашу дружную кучку. — От пары прошло только десять минут. Неужели нельзя все дела на перемене сделать?

— Простите, Анна Георгиевна, но мне очень надо.

Покинув аудиторию под настойчивый звонок телефона и смешки некоторых одногруппников, я пошла искать укромненькое местечко, чтобы ненароком никого не убить после разговора с бывшим возлюбленным.

— Ну чего тебе? — совсем не дружелюбно спросила я парня.

— Взяла наконец-то! Я тебе уже десять раз звонил. Что ты делала? Почему трубку не брала? Аня, с кем ты была? — ревностно пытался выведать у меня молодой человек, выбешивая меня окончательно.

— Твой маленький мозг может понять, что я на учебе и не могу брать трубку по твоему первому звонку? Чего тебе? Говори быстрее — у меня лекция.

— Анечка, милая, давай встретимся?

— Зачем? — зло покосилась я на телефонный аппарат. — Мы уже все давно решили!

Оставь меня в покое. Сколько можно меня преследовать, ненормальный?!

— Я люблю тебя! Я скучаю, Анечка. Пожалуйста, дай мне последний шанс. Обещаю что исправлюсь. Аня, пожалуйста!

— Ты идиот? — в открытую спросила я. — Какой последний шанс, Петя? Ты весь мозг пропил? Ах, какие глупости я говорю! Ты его не пропил, а прокурил! Хотя, кто тебя знает — может ты на что-то более тяжелое подсел?

— Я люблю тебя!

— Я тебе не люблю! — по слогам сказала, уже злая — точнее бешеная, как Гера, узнавшая, что Зевс ей наставил рога. — Ты уже достал! Сколько можно меня доставать, а?

— У нас были такие замечательные отношения. Помнишь? А наша любовь? А…

— Да пошел ты со своей любовью, черт лопоухий! — заорала я, что есть мочи. —


Отстать от меня, слышишь? Отвали! Оставь в покое! Я не люблю тебя. Ну как мне донести до тебя то, что ты мне больше не нужен?! Слышишь? Ты мне не нужен!

— Анечка…

— Пошел ты! — только и бросила, прежде, чем отключить телефон.

Что за день такой! Надоело все до чертиков. И что самое обидное, что этот козлинистый козел даже виноватым себя не считает. Как же я зла! Кто бы только знал.

— Анют? — послышался тихий голос Маркиной. — Ань? Аня, ты где?

— Что ты тут забыла?

— Я видела, кто тебе звонил, — пожала плечами девушка, а взгляд был обеспокоенным, — а потом услышала, как ты кричишь. Мась, что случилось-то?

Пересказывая подруге все дословно, я еще сильнее злилась. Кажется, даже дошла до своего предела, когда могу кого-то покалечить. А что? Всякое в жизни случается. Кариша, тоже заметила мое состояние и обеспокоилась еще больше. Чтобы хоть как-то меня успокоить, девушка обняла меня за плечи, а потом потащила в столовую, забив на пару. Лучше бы не ходила ей-богу! Только еще сильнее разозлилась, хотя удивительно, куда еще сильнее-то.

На втором этаже, на подоконнике сидела наша идеальная парочка: козел со своей козой. Пардон, я хотела сказать Волгина и Шмелев и вроде бы нежничали. Ну, кто бы мог подумать, что у блондинчика может быть такое умиротворенное лицо! А то мне уже начало казаться, в арсенале его масок только одни высокомерные, наглые и идиотские.

Сейчас же Артем с закрытыми глазами сидел на подоконнике, Марина стояла рядом и гладила его по лицу своими кривыми граблями, как я на ипподроме. Только после моих касаний он сразу предложил пройтись до койки, а тут сидит и балдеет. Ну мне так, по крайней мере, кажется. Почему так? Даже немного обидно, что он такая сволочь бесчувственная сам меня попросил его не отталкивать, а потом пошел на попятную.

— Вот это наглость! — возмущалась Кариша. — Ань, это ни в какие ворота не лезет! Что у вас там такого случилось, что он к себе эту кошку драную подпустил, а? Неужели, ты мне так ничего и не расскажешь?

— Не сейчас, — я хотела развить предложение, но телефон в руке вновь завибрировал.

Опять Петя. Боже, за что мне все это? Где я провинилась и когда?

— Не бери, Ань! — вцепилась в меня девушка. — Только ведь успокоилась.

Подругу я не послушала и, набрав полную грудь воздуха, чтобы еще раз все высказать этому дегенерату.

— Ты тупой? Чего тебе еще? Отстань от меня, иначе я тебя ментам сдам, наркоман несчастный. Отставь меня в покое, Петь! — выпалила я на одном дыхание и сбросила вызов.

— Тебе бы водички. Пойдем, попьем, а?

Мы двинулись дальше, а во мне полыхал злой огонь. Может меня кто-нибудь заденет, а я ему как двину…

— Аня, подожди!

— Да пошел и ты! — ответила я резко, поворачиваясь к Шмелеву. — Сегодня я не согласна к тебе в кровать запрыгнуть. Так что приходи завтра — вдруг передумаю.

— Что-то случилось?

— Случилось, — сказала я с милой улыбочкой, кивая головой, а потом закричала. — Идиоты меня одни окружают.

— Аня, дай сказать, — попросил молодой человек, смотря на меня невинными


голубыми глазками. Так бы их и выколола, а лучше выцарапала. Хотя между этими двумя процессами не видно большой разницы. И какое право он имеет ко мне подходить после того, как сбежал со свидания, оставив меня одну? Он думает, что из-за его смазливой мордашки и приторно-сладкой улыбочки я кинусь к нему на шею или упаду в ноги? Нееет, не дождется, ангел падший. Я-то уж думала, что со временем он сможет посмотреть на меня по-другому — не как на девочку на одну ночь. Ах, мечты-мечты, а они, как известно, не сбываются. Лично у меня не сбываются.

— Тебя девушка ждет. Пошли, Карина.

Давненько я так не злилась и точно разозлюсь не скоро. Мой характер всегда был спокоен, лишь только изредка давал мне сигналы на 'взрывание'. В отличие от Каришы, я ангел во плоти и практически всегда сдержанная, но как известно — иногда даже самого уравновешенного человека можно вывести из себя.

Подруга, к моему огромному счастью, молча, шла рядом, не задавая никаких вопросов. Да и не в состоянии я на них ответить. Почему я взъелась на Шмелева? Все очень просто: меня вывел Петька — это раз, мне стало обидно, что от Марины Артем, как шальной не отпрыгивал, когда она его по лицу гладила — это два. Неужели я такая противная, что мои прикосновения не вызывают никаких светлых эмоций?

Вот же я дура! Эта мысль ударила меня молотком по голове! Волгина же меня предупреждала, что Шмелев нагуляется и вновь вернется к ней. Неужели это правда? А я всего лишь развлечение? Способ развеяться? Вот теперь еще обиднее стало.

По пустующим во время занятий коридорам, мы дошли до столовой и заказали сладостей. Заодно и проверим, правда ли шоколад поднимает настроение. Или мое уже ничем не поднимешь?

— Расслабься, — только и сказала Карина, а потом спокойно принялась за свой заказ, изредка беспокойно на меня поглядывая. Знает ведь, что лезь ко мне пока не стоит — иначе я никогда не успокоюсь.

Через некоторое время столовая начала наполняться студентами. Они бегут сюда с такой скоростью, словно не грызут гранит науки, а занимаются бегом.

На следующую пару я шла в хорошем настроении — шоколад и кофе творят чудеса. Сплетничать мне уже не хотелось, поэтому подсев ближе к мальчишкам, я принялась обсуждать с ними новости спорта. Меня даже пригласили на матч, и я с огромной радостью согласилась. Что-что, а футбол я очень люблю. Может, это не правильно, что девушка интересуется шмотками, косметикой и другой разной дребеденью меньше, чем спортом? Я ненормальная?

— С чего ты это взяла? — тихо спросил меня Олег.

— Что взяла? — Не поняла я.

— Ну, что ты ненормальная.

Неужели я это вслух сказала? Вот же… даже с самой собой поговорить не дадут!

— Я в этом уверена, парень! — грустно сообщила я новость одногруппнику.

— Ты ведь не из-за Шмелева переживаешь? Если да, то не стоит — он тебя не заслуживает. Ты слишком хороша для него.

Я нервно сглотнула. Почему он на меня так странно смотрит? Я ведь не нравлюсь ему? Я же Анька-свой-пацан и не могу ему нравиться! Только почему же у него взгляд, словно рентген, пытается проникнуть внутрь? Ой-ой-ой, что-то мне совсем не хорошо стало!

— Каренина, тебе случайно мячом по голове не попадало на днях?


— А? Каким мячом?

— Пришибленная ты какая-то, да и смотришь на меня, как кролик на удава. Чего зашуганная какая?

— Все нормально, — отмахнулась я и обозвала себя самыми последними словами. Надо же было додуматься до такой глупости, что я Олежке понравиться могу. Ха-ха-ха, действительно, смешно.

Настроение опять стало паршивым. Весь день насмарку пошел. А во всем виноват этот гад Петька, чтобы у него вся трава закончилась! Наркоман паршивый!

Кажется, я опять начала заводиться, а это не есть хорошо. Надо просто расслабиться, глубоко вдохнуть и попить водички. Увы, попить я не могла, потому что моя бутылка с минеральной водой была коварно стащена и выпита злыми мальчишками.

Отпросившись выйти в туалет, я быстренько побежала по коридору в столовую, а потом резко остановилась. Меня привлек знакомый и красивый мужской голос, который по ходу с кем-то ругался по телефону. Проговорив себе под нос фразу, которую любила повторять мама: 'тебя поставили подслушивать, а ты подглядываешь', я затаилась и развесила уши.

— В этот раз я хочу приступить к активным действиям. Да, мне не нравится прятаться

— это не по мне. Слушай, мы договорились еще в прошлый раз, так, что сейчас меня ничего не волнует. Вообще-то это твои проблемы, а не мои. Прости, друг, но ты слишком долго копаешься. Да, да. Я не виноват в этом. Тогда все нечаянно получилось! Я не собираюсь прятаться. Я играю в открытую. Ты уж извини, но на кон поставлено слишком много, и проигрывать я не намерен.

Хм…это он о чем? Какие игры? Что-то я совсем ничего не понимаю. Думаю мне и не нужно ничего понимать — разговор же не для моих ушей предназначен. Только это вовсе не значит, что мне не интересно о чем идет речь.

Вот же парни пауки, разведут вокруг себя паутину, честных девушек путая.

— Ты сам на это согласился! Я не хот… — Тут Рома заметил меня и быстро свернул разговор.

— Аня?

— Привет, Рома, — улыбнулась я, думаю, что следует позвать его погулять. А то что-то я совсем забыла обо всем. Блин, он же, наверняка, знает про мое падение, точнее поцелуй со Шмелевым перед университетом. Ой, как нехорошо получается! Я ведь Ромке говорила, что Артем мне совершенно не нравится, а сама целовалась с ним. И почему я такая неудачливая, а?

— Как дела? — задал самый любимый вопрос Рома. Мы обменялись стандартными фразами, типа: 'как дела?', 'хорошо, а у тебя?', 'и у меня хорошо'. Молодой человек говорил сухо, без особого интереса, словно желая от меня побыстрей отделаться. И что теперь делать? Он мне ведь нравится.

— Ром, может, погулять сходим? — робко спросила я.

— В перерывах между свиданиями с Артемом? — Точно поцелуй видел! Или слышал о нем. Вот засада!

— Ром…

— Ты говорила, что он тебе не нравится, а сама…

— Там ситуация была сложная и мне нужна была помощь.

— И поцелуй помог? — ехидно поинтересовался брюнет.

— Я не могу отделаться от бывшего парня, хотя расстались мы довольно-таки давно, но


он не перестает меня преследовать. Рома, я потеряла уже всю надежду избавиться от этого человека. Он пришел к университету и не нашла ничего лучшего, как попросить Шмелева меня поцеловать и притвориться моим парнем, — быстро пересказала всю историю вкратце.

— Ань, я даже не знаю, что сказать. — Пожал он плечами, внимательно смотря мне в глаза.

— Скажи, что согласен погулять со мной.

— Между вами точно ничего нет?

Я быстро прокрутила в голове разговор с Артемом о том, что он все равно своего добьется, как он бросил меня одну на ипподроме, как сидел с Мариной на подоконнике и наслаждался ее нежными поглаживаниями. Рома мне больше нравится!

— Между нами ничего нет, — подтвердила я. — Правда. Ты мне нравишься.

— И ты мне нравишься, Аня, очень!



5561250869402894.html
5561334756012301.html
    PR.RU™