Дэвид мог и не упрекать Сета в этом, но другие станут. Они не произнесли бы этого вслух и не признали умышленно, но все сказало бы их молчание.

Сет скривился. Он всегда поддерживал новых бессмертных после их превращения, а поскольку Себастьяну не помог…

Разве они возражают против твоего намерения перевоспитать его? – спросил Дэвид, бросив старания облегчить чувство вины Сета.

Нет.

Когда выступаете?

Завтра.

Ты уверен, что хочешь, чтобы я остался тут? Пять против пятидесяти семи немного трудно.

Уверен. Хочу, чтобы наша гостья все время была в безопасности, и знаю, что так и будет, пока ты здесь.

Одновременно они посмотрели на таинственную женщину и с удивлением встретили ее пристальный взгляд, словно она слышала каждое слово.

***

Кто такая леди Бетани?

На рассвете Сара с Роландом лежали вместе в их спальне, лишь тусклый ночник рассеивал полнейшую темноту.

Оба были обеспокоены предстоящей битвой, и сон не шел.

Чтобы отвлечься от мыслей, что Роланд скоро столкнется с опасностью, Сара решила спросить о женщине, которую упомянул Этьен.

Лежа на спине и глядя в потолок, Роланд игрался с ее волосами, а она тесно прижималась к нему.

Леди Бетани, графиня Вескотт. Также известна как Бетани Беннет.

Она была женой Маркуса?

Нет, но она была единственной женщиной, которую он когда-либо любил.

Сара вспомнила, какой скорбью светились глаза Маркуса, когда Этьен принес соболезнования.

Она умерла?

Не все так просто.

Что ж, снова загадка.

Передвинувшись, она сложила руки на его груди и опустила на них подбородок.

Ты мне расскажешь?

Роланд с улыбкой провел костяшками пальцев по ее щеке.

Не знаю, поверишь ли ты мне. История очень странная.

Сара улыбнулась:

Более странная, чем про вампиров и бессмертных?

Знаешь, да. Вот почему она известна каждому бессмертному. Даже менестрели моего времени не могли сочинить столь же печальное сказание.

Вот теперь ты просто обязан рассказать.

Он кивнул, мыслями в прошлом, но все так же молчал.

Ну? – подсказала она, ткнув его в бок.

Роланд дернулся и засмеялся, когда она попала в щекотное место, затем скоренько схватил ее за пальцы, чтобы не вздумала снова проделать такое.

Сейчас. Я просто пытаюсь выбрать, с чего начать – с начала или с конца.

С начала, – решила за него Сара.

Как пожелаешь. – Он поднял голову и чмокнул ее в губы, затем откинулся на подушку. – Ты когда-нибудь видела те истории по телевизору о собаке, с которой жестоко обращались, и ее кто-нибудь забирал, хорошо с ней обращался, любил, и собака, как следствие, становилась преданной своему новому хозяину? Настолько, что готова была умереть, защищая или охраняя его?



Сара с любопытством разглядывала его.

Да.

Ну, нечто подобное случилось и с Маркусом. Урожденный Брайс, наследник графа Данненфорда, он появился на свет в конце XII века. Отец умер, когда он был еще мальчишкой, а мать быстро заставили снова выйти замуж. Отчим оказался конченым садистом и лупил Маркуса с матерью по малейшему поводу. Когда проявился дар Маркуса, он стал издеваться над мальчиком еще больше. Так продолжалось много лет, пока в конечном счете он не убил мать Маркуса, заявив, что она упала с лестницы.

У Сары стало тяжело на сердце от ужаса, а Роланд продолжал:

Он и Маркуса прикончил бы, если бы тот не сбежал, не разыскал лорда Роберта, графа Фостерли – человека, которого, как он знал, боялся его отчим – и не стал его оруженосцем. Лорд Роберт был порядочным человеком и относился к Маркусу как к младшему брату, даря дружбу и любовь, которых он был лишен. Так что, естественно, Маркус любил его как отца или старшего брата, которого у него никогда не было, уважал больше всех и с радостью жизнь бы отдал, защищая его.

И вот однажды, когда Маркусу было около семнадцати – я так думаю, он с Робертом был уже три или четыре года, – тот привез домой женщину, не похожую ни на кого, кто встречался Маркусу.


5566521276392440.html
5566551432241784.html
    PR.RU™