Куплеты

Когда поэт в восторге

Читает вам свою оду или поздравительные стихи,

Когда рассказчик тянет фразу,

Когда слушаешь попугая,

Не находя ни слова смешного,—

Засыпаешь, зеваешь в платок.

Ждешь минуты, когда пора сказать:

«До приятного свидания».

Но наедине со своей красавицей

Или с умными людьми

Снова испытываешь истинное счастье,

Бываешь довольным, смеешься, поешь.

Наслаждайтесь дольше вашими мирными бдениями

И пойте на исходе вечера

Вашим друзьям, вашим бутылкам:

«До приятного свидания».

Друзья, жизнь мгновенна,

И всё уходит вместе с временем,

Любовь тоже мимолетна,

Это наша весенняя пташка.

Слишком рано она исчезает, смеясь украдкой,

И навсегда — прощай надежда,

Когда она упорхнет, не скажешь более:

«До приятного свидания».

Время бежит, печальное и жестокое,—

И рано или поздно отправимся на тот свет.

Иногда — это бывает не так уж редко —

Случай спасает нас от могилы,

Удаляются полчища страданий,

И черный ужасный скелет

Уходит стучаться в другие двери:

«До приятного свидания».

Но что? я чувствую, что утомился,

Утомляя моих дорогих слушателей.

Ну что ж, я спускаюсь с Парнаса.

Он создан не для певцов.

Меня вдохновляют куплеты,

У меня власть над припевом.

Этого довольно — прощай, перо!

«До приятного свидания».

(Франц.)

Любопытный*

— Что ж нового? «Ей-богу, ничего».

— Эй, не хитри: ты, верно, что-то знаешь.

Не стыдно ли, от друга своего,

Как от врага, ты вечно всё скрываешь.

Иль ты сердит: помилуй, брат, за что?

Не будь упрям: скажи ты мне хоть слово…

«Ох, отвяжись, я знаю только то,

Что ты дурак, да это уж не ново».

«Больны вы, дядюшка? Нет мочи…»*

«Больны вы, дядюшка? Нет мочи,

Как беспокоюсь я! три ночи,

Поверьте, глаз я не смыкал».

— «Да, слышал, слышал: в банк играл».

Надпись к беседке*

С благоговейною душой

Приближься, путник молодой,

Любви к пустынному приюту.

Здесь ею счастлив был я раз —

В восторге сладостном погас,

И время самое для нас

Остановилось на минуту.

«Вот Виля — он любовью дышит…»*

Вот Виля — он любовью дышит,

  Он песни пишет зло,

Как Геркулес, сатиры пишет,

  Влюблен, как Буало.

На гр. А.К. Разумовского*

  — Ах! боже мой, какую

  Я слышал весть смешную:

Разумник получил ведь ленту голубую*.

— Бог с ним! я недруг никому:



Дай бог и царствие небесное ему.

На Баболовский дворец*

Прекрасная! пускай восторгом насладится

В объятиях твоих российский полубог.

  Что с участью твоей сравнится?

Весь мир у ног его — здесь у твоих он ног.

«Пожарский, Минин, Гермоген…»*

Пожарский, Минин, Гермоген,

или Спасенная Россия.

Слог дурен, темен, напыщен —

И тяжки словеса пустые.

Эпиграмма на смерть стихотворца*

Покойник Клит* в раю не будет:

Творил он тяжкие грехи.

Пусть бог дела его забудет,

Как свет забыл его стихи!

Портрет*

Вот карапузик наш, монах,

  Поэт, писец и воин;

Всегда, за всё, во всех местах,

  Крапивы он достоин:

С Мартыном* поп он записной,

  С Фроловым* математик;

Вступает Энгельгардт*-герой —

  И вмиг он дипломатик.

Сравнение*

  Не хочешь ли узнать, моя драгая,

Какая разница меж Буало и мной?

  У Депрео была лишь  ,

  А у меня  :  с  ,

Твой и мой*

Бог весть, за что философы, пииты

На твой и мой давным-давно сердиты.

Не спорю я с ученой их толпой,

Но и бранить причины не имею

То, что дарит мне радость и покой,

Что, ежели б ты не была моею ?

Что, ежели б я не был, Ниса, твой ?

«Тошней идиллии и холодней, чем ода…»*

Тошней идиллии и холодней, чем ода,

От злости мизантроп, от глупости поэт —

Как страшно над тобой забавилась природа,

  Когда готовила на свет.

Боишься ты людей, как черного недуга,

О жалкий образец уродливой мечты!

Утешься, злой глупец! иметь не будешь ты

  Ввек ни любовницы, ни друга.

Коллективные стихотворения (Лицейский период)

Куплеты на слова «Никак нельзя — ну так и быть»*



Я прав, он виноват; решите,

Петра вот Первого указ,

Экстракт и опись и приказ,

В мою вы пользу рассудите,

Почтенный господин судья?—

    — Никак нельзя!

Прикажете ль лошадок вятских

Четверку вам в конюшню свесть?

— Постойте… кажется мне… есть

Статья… да нет, ведь то в сенатских;

Но, чтобы вас не погубить,

    Ну так и быть.

Клит малый добрый, не деритесь,

Он вас обидеть не хотел

И сделать этого б не смел.

За что вам драться? помиритесь,—

Дамону говорят друзья.

    — Никак нельзя!

Но Клит идет, идет не струся,

Дугой согнулся страшный ус.

Он с саблей — тут притих мой трус.

— По вашей просьбе помирюся,

И впрямь, за что его убить?

    Ну так и быть.

Куплеты на слова «С позволения сказать»*

С позволения сказать,

Я сердит на вас ужасно,

Нет! — вы просите напрасно;

Не хочу пера марать;

Можно ль честному поэту

Ставить к каждому куплету:

«С позволения сказать»?

С позволения сказать…

Престарелые красотки,

Пересчитывая четки,

Станут взапуски кричать:

«Это что?» — Да это скверно!

Сочинитель песни верно,

С позволения сказать…

С позволения сказать,

Есть над чем и посмеяться;

Надо всем, друзья, признаться,

Глупых можно тьму сыскать

Между дам и между нами,

Даже, даже… меж царями,

С позволения сказать.

С позволения сказать,

Доктор мой кнута достоин.

Хоть он трус, хоть он не воин,

Но уж мастер воевать,

Лечит делом и словами,

Да потом и в гроб пинками,

С позволения сказать.

С позволения сказать,

Моськина, по мне, прекрасна.

Знаю, что она опасна:

Мужу хочется бодать;

Но гусары ведь невинны,

Что у мужа роги длинны,

С позволения сказать.

С позволения сказать,

Много в свете рифмодеев,

Всё ученых грамотеев,

Чтобы всякий вздор писать;

Но, в пример и страх Европы,

Многим можно б высечь…

С позволения сказать.

«Молитва русских»*

Боже! царя храни!

Славному долги дни

  Дай на земли.

Гордых смирителю,

Слабых хранителю,

Всех утешителю

  Всё ниспошли.

Там — громкой славою,

Сильной державою

  Мир он покрыл.

Здесь безмятежною

Сенью надежною,

Благостью нежною

  Нас осенил.

Брани в ужасный час

Мощно хранила нас

  Верная длань.

Глас умиления,

Благодарения,

Сердца стремления —

  Вот наша дань.

Ноэль на лейб-гусарский полк*

  В конюшнях Левашова*

  Рождается Христос.

  Звезда сияет снова,

  Всё с шумом понеслось.

. . . . . . . . . . . .

Иосиф отпер ворота:

«. . . . .потише, господа,

Ведь вы здесь не в харчевне».

  Христос спросил косого:

  . . . . . . . . . . . .[9]

  . . . . . . . . . . . .

  «Из Голубцовых я!»

…вскричал Спаситель удивленный:

«. . . . .его обнять готов,

Он мне сказал: „я из глупцов“,

  Вот малый откровенный».

  . . . . . . . . . . . .

  . . . . . . . . . . . .

  Изрек, хлыстом махая,

  Полковник филантроп.

  . . . . . . . . . . . .

Я славной Пукаловой* друг

…— хоть тысячи услуг.

. . . . . . . . . . . .

  Вдруг сабля застучала,

  Сияет аксельбант,

  Лихого генерала

  Вбегает адъютант.

«. . . . .— мой генерал доволен.

Что, здесь…. Христос живет?

. . . . .а сам он не придет,

  От дев немного болен».


5656689579831883.html
5656714732926194.html
    PR.RU™